События

Годовое собрание Клуба Директоров Самарской области 2017

прошло 17 марта в Тольятти

Поздравляем с Днем рождения Вячеслава Юрьевича Гусякова!

Резиденты ОЭЗ «Тольятти» увеличили объем выпускаемой продукции почти в три раза

Н.И.Меркушкин провел рабочую встречу с А.Б.Миллером

PR-агентство "ПремьерЭксперт" выступило соорганизатором NetworkingDAY в Тольятти

Журнал "ПремьерЭксперт"

Журнал "ИДИ. Движение молодых"

Журнал "Моё дело"

Журнал

 

 

Молодежный портал ИДИ

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Правительственные метания / Крупнейшее АО в СНГ / Кризис неплатежей / Расцвет частного бизнеса / «Распутин» и «Сникерсы» / Рейды ОМОНа / Референдум / Облигации ВАЗа / АВВА / Пикеты на Могутовой / Первая «энергетическая война» / «Ножки Буша» / «Ротари-клуб» / Новый обмен денег / Забастовка на автозаводе / Тольятти в дни мятежа / Конец советской власти / Выборы в Федеральное Собрание / Кровавая неделя / «МММ-инвест»

Время безвластия, беззакония и личной инициативы – так можно кратко охарактеризовать этот год как для страны, так и для города Тольятти. Особой приметой времени является также обвальная приватизация, захлестнувшая еще с конца 1992-го все сферы городской жизни.

Год россияне проведут в недоумении по поводу принимаемых властями указов и постановлений, которые либо не работают вообще, либо отменяются еще до вступления их в силу. Так, в самом начале января публикуется постановление правительства Черномырдина о введении регулируемых цен на основные группы продуктов. И только-только общественность начинает обсуждать, является ли этот ход возвратом к прошлому или в правительственном решении чувствуется глубокий государственный ум, как 18 января Черномырдин отменит постановление о ценах, заменив его расплывчатой формулировкой о регулировании только деятельности монополий, а вице-премьер Шумейко объяснит, что прежнее постановление попало в печать «просто случайно». Такие позорящие власть метания в 1993 году будут происходить не раз и не два, а результатом их станет множество ошибок в приватизационных процессах, кризис экономики и ее криминализация, социальная напряженность и кровь на улицах Москвы в октябре.

В Тольятти приватизируются предприятия стройиндустрии и торговли. На базе распавшегося «Куйбышевгидростроя» в начале года организуется АОЗТ «Финансово-строительная компания КГС», затем будут новые реорганизации и дробление некогда всесильного строительного монополиста. Акционируется арендное до того предприятие «Куйбышевазот». В первых числах января Чубайс подписывает официальное государственное распоряжение об учреждении крупнейшего в СНГ акционерного общества «АВТОВАЗ». Генеральным директором и председателем совета директоров АО становится В. Каданников. Почти четверть акций АВТОВАЗа положено выставить на всероссийский ваучерный аукцион, и это тревожит вазовцев, не желающих, с одной стороны, попадания крупных пакетов акций в руки неизвестных коммерсантов, а с другой – распыления уставного капитала до такой степени, что акционеров собрать будет просто невозможно. Вопрос об условиях аукциона будет обсуждаться весь год и так и уйдет на 1994-й.

Основной план ВАЗа на этот год – сохранение прежних объемов производства (около 680 тыс. машин). В 1992-м автозавод неуклонно повышал цены на автомобили, та же тенденция сохранится вплоть до конца 1993-го, когда дальнейшее повышение станет почти невозможным из-за недоступности таких цен потребителю. Если в январе «классика» стоит около двух миллионов рублей, то к декабрю цена эта перевалит за четыре миллиона... Вокруг завода в начале года уже более 50 коммерческих организаций, малых и совместных предприятий, в уставном капитале которых есть доля ВАЗа. СТК постоянно упрекают менеджеров в том, что пользы от этого заводчанам никакой, и требуют разобраться с обогащающимися за счет ВАЗа фирмами. Положение несколько выправится к середине года, когда будет принято решение отгружать автомобили на продажу лишь после гарантийной предоплаты.

А кризис неплатежей захватывает не только промышленность, но и весь город. За прошедший год предприятия остаются должны «Самараэнерго» около 2 млрд. рублей, и положение продолжает ухудшаться. До определенного времени будут выручать взаимозачеты, но к осени развернется первая «энергетическая война» с должниками. При этом неплатежи идут по кругу – например, «Фосфору» в первом полугодии должны около 6 млрд. руб., само объединение должно 4,5 млрд. и считается злостным должником. Кроме привычных уже задержек зарплат затягивается на месяцы выплата пенсий, так как областные структуры не справляются с постоянными перерасчетами. Для неимущего пожилого населения пенсионные задержки катастрофичны. Городские власти добиваются открытия в Тольятти собственного центра начисления пенсий. Такой центр создан в марте, и после этого выплаты пенсий постепенно входят в график.

В отличие от крупных заводов прекрасно чувствует себя частный бизнес, особенно фирмы, занятые в непроизводственной сфере. 1993 год – год расцвета посреднической, торгово-закупочной деятельности, финансового бизнеса. В январе в городе уже 10 ломбардов, работающих с деньгами физических лиц. Открываются несколько новых тольяттинских коммерческих банков и филиалов банков иногородних. Ускоряющаяся инфляция способствует повышению процентов по вкладам. На рынке ценных бумаг  начинают действовать чековые инвестиционные фонды – «Поволжье», «Гермес», «Жигули» и др. Ваучеры становятся ходовой ценной бумагой. Неполученные еще приватизационные чеки запоздавшие граждане берут чуть ли не с боем. В декабре-январе резко увеличивается приток русских беженцев из среднеазиатских регионов – люди торопятся получить ваучеры, пока есть возможность.

По стране вводится декларирование доходов. Абсолютное большинство горожан в 1993 году игнорирует нововведение, тем более что налоговые органы еще сами не знают толком, каким образом организовать сбор деклараций. Это тоже примета времени – государство создает новые структуры и лишь потом начинаются раздумья, как строить их деятельность. Раздражающая людей неразбериха царит в сфере приватизации жилья, весь год меняются правила оформления в собственность земельных участков. В 1993 году уже объявлено, что эти участки можно свободно приобретать в частную собственность, однако в реальности существует столько запутывающих дело оговорок, что в конечном счете распределением земли, как и раньше, занимается городская власть.

Естественно, все эти «игры без правил» дают широчайший простор для махинаций – и одновременно выходят боком простым гражданам, пытающимся честно соблюдать непредсказуемо-изменчивое законодательство.

Зима 1993 года выдается необычно теплой, льют дожди. В Комсомольском районе начинает работу телекомпания «Лик». Впервые проходят Детские ассамблеи искусств, организованные Фондом развития культуры Автозаводского района. С 26 февраля по инициативе театра «Колесо» в городе проводится фестиваль современной итальянской драматургии. В киосках «Роспечати» появляется пока еще платная «газета деловых людей» «Миллион». Происходит множество визитов зарубежных делегаций, в городе открывается представительство американского «Корпуса мира».

Начинает свою деятельность научно-производственная фирма «Дока» – первое детище Владимира Довганя. Франчайзинг «Дока-пицца» и акционерное общество «Дока-хлеб» будут организованы в этом же году. В конце января происходит резкий взлет цен на колбасы, зато отныне колбасные изделия в магазинах будут наконец постоянно и в широчайшем ассортименте.
Самый ходовой товар в коммерческих киосках –  навязчиво рекламируемая по ТВ «настоящая водка из Германии» «Распутин», «чистейший шведский» «Абсолют», а также шоколадки «Сникерс» и «Марс». Позже окажется, что «Распутин» в Германии не производят вовсе, как и множество иных водок с броскими названиями, а неподдельный «Абсолют» стоит дороже, чем десяток бутылок этой марки из «комка». Но восстановление государственного контроля за производством и продажей алкоголя доходить до потребителя будет еще очень долго. И лишь шоколадки семейства «Сникерс» останутся популярными по сей день.

Растет число ограблений в подъездах. В среднем в неделю происходит по два умышленных убийства. Мафиозные кланы делят сферы влияния. Особый вес приобретают национальные преступные группировки. Татарская мафия специализируется на рэкете, хищениях автомобилей и комплектующих, азербайджанская – на спекуляции автодеталями. С боями укрепляется в городе чеченская группировка. Среда выходцев с Кавказа настолько криминализована, что начальник Автозаводского РУВД предлагает законодательно ввести комплекс дискриминационных мер по отношению к кавказцам.

По городу появляются листовки со славянской свастикой – «коловратом» и призывами записываться в Русскую Национальную Армию...
Впрочем, широко прижиться в Тольятти национализму не удалось. Зато в 1993 году наконец активизировались правоохранительные органы. Городской и самарский ОМОНы проводят серию рейдов, в ходе которых по гостиницам, общежитиям, рынкам задержаны десятки рэкетиров, изъято большое количество оружия, денег и наркотиков, предотвращены несколько крупных «разборок» между бандами. Вскоре в силу несовершенства законодательства (подозревалась и прямая коррупция судебных органов) большинство пойманных преступников вновь окажутся на свободе. Однако до осени криминальный мир все же несколько притихнет. Новые кровавые разборки начнутся лишь на фоне столичной анархии, когда ветвям российской власти будет уже ни до кого...

Острое противостояние верховных властей начинается весной, на съезде народных депутатов РФ. Президенту впервые пытаются устроить импичмент, Ельцин объявляет в апреле всенародный референдум, на который выносятся вопросы о доверии президенту, отношении к социально-экономической политике, досрочным выборам президента и депутатов РФ. На референдуме тольяттинцы отвечают, как и рекомендовано президентом, – «да-да-нет-да», в поддержку Ельцина высказывается около 78% пришедших голосовать. И тем не менее нарастающая анархия в стране раздражает людей все больше. Инфляция за первое полугодие составляет 600%. Расслоение общества на очень богатых и очень бедных становится угрожающим. Засилье преступности и отсутствие реальной пользы от действий власти усугубляют ситуацию. Весенний съезд депутатов РФ сыграл роль запала – кривая социальной напряженности, остановившаяся было в прошлом году, опять пошла вверх.

Одновременно с этим экономические и производственные процессы в городе идут своим чередом. Акции ТоАЗа выставляются на аукцион – первый опыт удачен, акции продаются в полтора раза выше номинала. Начато акционирование «Синтезкаучука». (Предприятие доживает последние дни своего «золотого века» – половина его мощностей простаивает, но зарплата и соцобеспечение рабочего коллектива СК едва ли не самые высокие по городу.) Приватизируется ВЦМ. В городе появляются первые фирмы, специализирующиеся на поставках компьютерной техники и программного обеспечения, – «ИнфоЛада», «КомПасс», «Информцентр» и др. Компьютеризация предприятий идет полным ходом. Появляются новые системы связи, бизнесмены охотно раскупают непривычные еще радиотелефоны и пейджеры.

ВАЗ просит у государства кредиты на финансирование программы «десятки» и одновременно выпускает собственные облигации с погашением займа автомобилями. Облигации автозавода сразу же становятся весьма привлекательным фондовым инструментом – приобретение их позволяет защититься от роста цен, плюс задолго до срока погашения (декабрь 1996-го) проводятся регулярные розыгрыши автомобилей. Общий объем облигационной эмиссии – 300000 автомобилей. АВТОВАЗ рискует оказаться в будущем в больших долгах, но лучшего выхода не предвидится: средства на развитие требуются огромные и немедленно. К маю из-за катастрофической нехватки комплектующих ВАЗ на грани остановки. Экономить приходится на всем, вводятся неполные рабочие смены, часть коллектива летом распущена в административные отпуска, чтобы избежать крупных сокращений.

В этом же году АО «АВТОВАЗ» и компания Б. Березовского «ЛогоВАЗ» запускают новый грандиозный проект АВВА – Автомобильный Всероссийский Альянс. Суть его – строительство в Тольятти на собранные у населения средства автосборочного завода, на котором предполагается выпускать новый «народный автомобиль» «Опель-ВАЗ». Акции АВВА впервые будут продаваться в Москве с 14 декабря, а пока руководство ВАЗа добивается у городских властей выделения участка для строительства нового завода. Идея встречает в городе резкий отпор по соображениям экологии, однако завод не будет построен совсем по другой причине.

Экологическая тема обостряется в июле – на горе Могутовой, что возле Жигулевска, организует пикет радикальная «зеленая» организация «Хранители радуги». Протест направлен против разрушения горы (с Могутовой берут щебень для строек). К «Хранителям» присоединяются тольяттинские экологи и молодежь, противостояние доходит до схваток с работниками карьера и милиционерами. Мало кто верит в успех «зеленых», однако история приобретает всероссийскую огласку и в конце концов карьер на Могутовой действительно закроют.
В июле же происходит взрыв на производстве капролактама «Куйбышевазота». Двое работников КТЗ погибают на месте, еще один, получив ожоги до 80% тела, скончается через несколько дней. Виновными в аварии будут признаны немецкие поставщики, поставившие некачественное оборудование.

С июля 1993-го санэпиднадзор освобождают от регулярного контроля за деятельностью предприятий и торговли. Отныне за качеством продуктов питания должны следить сами производители и продавцы. Уже в этом году отмечается рост желудочно-кишечных инфекций, а осенью – вспышка вирусного гепатита. С лета в широкой продаже – американские куриные окорочка, знаменитые «ножки Буша», дешевые и безвкусные. Засилье импорта в торговле полнейшее – на один российский товар приходится не менее десятка зарубежных, как правило, невысокого качества.

В Автозаводском районе «дикий рынок» с улицы Революционной пытаются перенести на стадион «Торпедо». Затея не удалась – удаленный от оживленных улиц стадион не нравится ни покупателям, ни торговцам. «Таскать» рынки с места на место в Автограде будут еще долго.  

Отмечено первое обсуждение проекта дороги через прибрежную «зеленую зону». Предлагается сразу несколько вариантов, от скоростного трамвая до монорельса над лесом. Все варианты признаны нецелесообразными и опасными для природы. На том пока дело и заканчивается. 

Хоккейная «Лада» становится серебряным призером чемпионата России. «Лада» футбольная впервые выходит в высшую лигу.

Почти все строящиеся в городе дома финансируются предприятиями. Торговый дом «АДА» первым начинает строить и продавать жилье по договору в рассрочку. Вскоре рождается «Поволжская Жилищная Инициатива». АВТОВАЗБАНК рекламирует облигационный жилищный заем. Появляется трастовая компания «Домъ». Бизнес на недвижимости становится все более прибыльным. Не менее прибыльна и торговля автомобилями. Фирмы, получающие машины с Волжского автозавода, приобретают гордое название «дилеры ВАЗа». Наряду с оживленной торговлей вазовскими автомобилями в городе появляется все больше иномарок. В среде разбогатевших бизнесменов, которых теперь называют «новые русские», возникает мода на джипы.
Деловые и финансовые круги города стремятся к объединению. Первой попыткой станет учреждение при театре «Колесо» Клуба миллионеров, в августе возникнет более осмысленная и влиятельная организация – тольяттинское отделение международного «Ротари-клуба». В «Ротари» войдет большинство известных бизнесменов, менеджеров, политиков и деятелей культуры Тольятти, первым президентом клуба станет главный режиссер «Колеса» Глеб Дроздов.

Главным социальным потрясением лета стал обмен купюр 1961–1992 гг. выпуска. Российское правительство принимает постановление об ограничении сроков и объемов обмена. Разрешено обменять наличными не более 35 тыс. рублей на человека, остальное требуется положить на сберкнижку. Сразу же после выхода этого постановления президент Ельцин увеличивает разрешенную к обмену сумму до 100 тысяч, а срок – до конца августа. Но уже поздно. Обмен денег в первые дни сопровождается паникой, истериками в очередях сберкасс и избиением продавцов, не желающих принимать старые купюры и не дающих сдачу оставленной для хождения мелочью. К концу августа оказывается, что обмен совсем не страшен,  а все эксцессы вызваны лишь глупостью правительственных действий.

Раздражение федеральными властями у тольяттинцев усугубляется местными проблемами. В августе производится ремонт Южного шоссе, почти на месяц движение между Автозаводским и Центральным районами происходит по Обводной дороге, что превращает поездки в сплошную мороку. Перед учебным годом выясняется, что при необходимости четырехсот учителей в городских школах есть только 120 – нищенствовать с зарплатой педагога никто не хочет. В аптеках города остро не хватает лекарств. В сентябре ТЭЦ, сама тонущая в неплатежах, начинает «выбивать» долги из предприятий «большой химии», ограничивая им поставки пара. Ситуация близка к критической, так как остановка производств непрерывного цикла чревата авариями, крупным экологическим ущербом и непоправимыми убытками. В ответ СК предупреждает об остановке водозаборов, что грозит уже всему Центральному району. ТЭЦ и заводы «мирят» комиссии горадминистрации, задолженности реструктуризируются, проблема откладывается на будущее.

16 сентября четыре часа стоит главный конвейер ВАЗа – забастовка. Рабочие цеха 45-3 требуют увеличения зарплаты, обвиняют менеджмент в коррупции и недальновидных действиях, утверждают, что коммерческие фирмы, окружившие ВАЗ, грабят автозавод.

Через неделю, 23 сентября, в Москве президент Ельцин прекращает своим указом работу съезда народных депутатов, вносит изменения в Конституцию и назначает досрочные выборы в двухпалатный парламент на 12 декабря. Депутаты отказываются повиноваться, и обстановка в столице накаляется с каждым днем. В Тольятти противостояния между ветвями власти нет. Горсовет и администрация совместно призывают народ к сохранению спокойствия. В интервью газетам первые руководители города говорят, что главными вопросами являются подготовка города к зиме и обеспечение правопорядка, что бы там ни творилось в Москве. Тем не менее мирная идиллия скоро будет разрушена.

3 октября в Москве творится «фашистско-коммунистический мятеж», или «вооруженное восстание против диктатуры» – кому как нравится. Одновременно с военными действиями запрещены все партии и издания экстремистского толка. В число запрещенных попадают прежде всего КПСС и ее производные. В Тольятти в эти дни все спокойно, разве что у военного училища однажды наблюдается скопление молодежи – и то оно, скорее всего, было обусловлено отнюдь не московскими событиями. Горожане испытывают растерянность и горечь: мятежники вызывают явную антипатию, но и поддерживать Ельцина желающих мало. Трое из пяти тольяттинских депутатов РФ – Макаров, Брусникин и Фадеев – на съезд не поехали вообще, следы депутата Тарасова отыскиваются не сразу, а депутат Д. Васильев оказывается в Белом доме во время обстрела здания из танков, и его последующий рассказ в городской прессе о том, как это было на самом деле, вызывает еще большую растерянность общественности.

В самые ближайшие после подавления мятежа дни в Тольятти происходит смена власти. Сначала райсоветы согласно указу президента передают свои полномочия администрациям. 27 октября согласно тому же указу глава горадминистрации Н. Уткин ликвидирует горсовет. Советская власть в городе кончилась, причем происходит все это в непонятной спешке, вызывающей обиды и раздражение. Еще до того, 19 октября, состоялась учредительная конференция тольяттинского отделения предвыборного блока «Выбор России». Председателем отделения избран В. Каданников. Политики начинают активно готовиться к выборам.

Пока руководство города занято передачей дел и согласованием кандидатур претендентов в новую представительскую власть, в городе разворачивается настоящая бандитская война. С 11 октября перестрелки между группировками происходят прямо на улицах,  ранено несколько случайных прохожих, среди которых –  женщины и дети. Отчаявшиеся горожане шлют воззвания к властям, почти серьезно предлагая выделить бандитам какой-нибудь пустырь для разборок, если уж нет возможности с ними бороться.

Тольяттинский ОМОН в это время обеспечивает правопорядок в Москве, так что спасать городские улицы приходится самарским милиционерам. В течение недели «мафиози» удается утихомирить. Часть боевиков задержана.

12 декабря на выборы приходит около 45% тольяттинских избирателей. Пришедшие одобряют ельцинскую Конституцию (80%), в Совет Федерации выбирают самарцев Титова и Тарасенко, депутатом Государственной Думы из пяти кандидатов с большим преимуществом избирается президент «Ладабанка» В. Смирнов. Что касается партий и движений, то в Тольятти с минимальным отрывом лидирует «Выбор России», на втором месте – ЛДПР. Причем по Автозаводскому району первенство, наоборот, у жириновцев.
На ВАЗе упразднены СТК, создан производственный совет АО «АВТОВАЗ» во главе с И. Барышниковым.

В декабре происходит ряд странных случаев патологии родов, несколько малышей от совершенно здоровых родителей рождаются с уродствами. Причину подозревают в экологической обстановке, однако выяснить это так и не удается. В прессе звучит «первый звоночек» грядущих банкротств – «Ротатор Компани» без объяснения причин прекращает финансирование строительства двух своих домов в 19 квартале. А в самом конце года в городе  появляется представительство «МММ-инвест».

Декабрьское голосование наглядно показало разочарование горожан как в коммунистическом сопротивлении, так и в «демократической» власти  Б. Ельцина. Люди ищут некую «третью силу»,  но напрасными окажутся надежды и на ЛДПР, и на банкира Смирнова... Богатый на события год хорошего принес немного. От лозунга «Свобода, собственность, законность» до реального его воплощения России предстоит еще длинный и трудный путь.

© ПремьерЭксперт, 1999-2015
тел. (8482) 933-477