События

Редакция "Премьер Эксперт" - в отпуске!

Редакция PR-агентства "Премьер Эксперт" находится в корпоративном отпуске с 1 до 14 августа.

Поздравляем с Днем рождения Виктора Ивановича Попова!

Поздравляем с Днем рождения Сергея Валентиновича Тимофеева!

Мой дом – моя крепость

Интервью с ведущим дизайнером Центра Строительного Сервиса Анной Сорокиной об облицовке дома.

Раздел – дело тонкое

Интервью с адвокатом по разделу имущества Светланой Алексеевой.

Журнал "ПремьерЭксперт"

Журнал "ИДИ. Движение молодых"

Журнал "Моё дело"

Журнал

 

 

Молодежный портал ИДИ

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Вся власть Советам! / Политизация общества / Газетные баталии / Дефицит и УРСы / «Двухэтажная экономика» / Бартер / Кооперативы и хозрасчет / Падение производства / КПСС пытается обновляться / Последние «революции» комсомола / Многопартийность и плюрализм / Вазовская программа «10+15» / Битва за урожай / «День какашки» / Фестивали и борьба с видео / Первые акционерные общества

Десятилетие началось для Тольятти под знаком всеобщего дефицита и бурного роста политической активности. На 4 марта назначены выборы депутатов в Совет РСФСР и местные Советы. На фоне происходящего в стране становится понятно, что горсовет ХХI созыва неизбежно будет отбирать властные функции у горкома КПСС, то же самое произойдет и на уровне районов. Это придает выборам особую важность. На места в городском парламенте претендуют 228 кандидатов, еще 321 кандидат рассчитывает на места в райсоветах, и 52 хотят попасть в облсовет. Никто пока не представляет себе четко, как будет работать реальная «советская власть», поэтому в предвыборной полемике ни слова опасений, что столь многолюдные и дублирующие друг друга Советы могут стать попросту недееспособными.

«Шлюзы» гласности открылись совсем недавно, каждый еще спешит высказать свое мнение. В городе, как и в стране, расцвет публицистики, повышенный интерес к прессе. Идеологическую монополию городской газеты «За коммунизм», органа горкома КПСС, еще с прошлого года нарушили газета УВД «Хроника» – репортерское издание, освещающее «запретную» до того криминальную тематику (редактор – В. Татаринов) и цветная газета-журнал «Молодежный Акцент» (редактор – В. Иващенко), формально принадлежащая горкому ВЛКСМ, но ставящая своей целью просвещение и приобщение к политической жизни всех слоев общества. В газетах разворачиваются настоящие публицистические баталии о судьбе страны и ее будущем. Особо блещут секретарь горкома КПСС по идеологии Игорь Антонов и главный художник города Николай Александров. Все это пока совершенно серьезно – общественность действительно с интересом участвует в дискуссиях, статьи и речи обсуждаются в коллективах, митинги собирают тысячи участников...

До самых выборов флагман городской печати – «За коммунизм» – заполнен «под завязку» многочисленными кандидатами, требующими демократизации, и партийной полемикой о том, как должна перестраиваться КПСС. Особый библиографический интерес в этом смысле представляет опубликованная в «ЗК» огромная программа горкома КПСС «по углублению перестройки» – документ, наглядно подтверждающий, что коммунисты при власти в начале 1990 года еще не понимали происходящих в обществе процессов и совершенно не предполагали скорого краха КПСС.

Впрочем, конца всесильной партии не ожидают пока даже ее противники. Выход из рядов КПСС еще считается ЧП, будущие «столпы городской демократии» полемизируют в основном в рамках партийной жизни. С января в Тольятти создается партийный клуб «Коммунисты за демократические реформы» – одна из наиболее активных общественно-политических организаций той поры.

В комсомоле развал уже начался – молодежь перестает платить взносы и массами покидает ВЛКСМ. Тем не менее горком ВЛКСМ, возглавляемый Игорем Богдановым, активен как никогда: под эгидой горкома создается масса хозрасчетных молодежных центров и кооперативов, строится МЖК, комсомольцы выставляют на выборы многочисленную команду кандидатов от молодежи. Лидер вазовских комсомольцев Николай Брусникин объявляет, что комитет ВЛКСМ ВАЗа отказывается отдавать комсомольские взносы в ЦК и отныне оставляет их у себя.
Рост политической активности населения совпадает с исчезновением из магазинов продуктов и товаров народного потребления. Моющие средства, сахар и колбасные изделия отпускаются по талонам. Спиртное пока в свободной продаже, почти до конца года, но дают не более двух бутылок водки в руки, и в огромных очередях происходят дикие безобразия. На водке выстроен целый подпольный бизнес: ею торгуют таксисты, в определенных местах появляются «водочные биржи» – черные рынки, где из-под полы спекулируют любым спиртным. За спекуляцию еще преследуют, но базары уже заполнены людьми самых различных социальных групп, продающими с рук все и вся.

Символом зажиточности становятся крупные предприятия, где для работников закупаются и распределяются по спецталонам товары и продукты. На многих заводах вводятся так называемые продуктовые наборы или пайки, создаются управления рабочего снабжения (УРСы). На ВАЗе это целое подразделение, где в сфере добывания и распределения товаров работают более полутысячи человек. Особой популярностью пользуется распределение дефицитных еще книг. Товары и продукты, распределенные на предприятиях, тут же попадают на рынки, где перепродаются втридорога.

Воровство на предприятиях приобретает массовый характер: для продажи крадут детали, дефицитную продукцию – все, что плохо лежит. У магазина «Автолюбитель» в Центральном районе процветает «железный рынок», где торгуют запчастями, по большей части украденными с ВАЗа. На фоне постоянной инфляции, отсутствия товаров и невозможности заработать на жизнь нормальным трудом воровство перестает считаться позорным делом.

Повсюду властвует бартер – предприятия, не доверяя обесценивающимся деньгам, предпочитают строить отношения друг с другом на натуральном обмене своей продукцией. Внешнеэкономическая деятельность предприятий еще не отрегулирована государством, так что от зарубежных партнеров плату тоже получают товарами. Город наводняется китайскими пуховиками, некачественными видеомагнитофонами, консервированными сосисками «Хот-дог», по поводу которых малограмотные «народные трибуны» запускают слух, что директорат кормит рабочих иностранной то ли собачатиной, то ли консервами для собак. Весь этот вал плохого импорта кому-то тоже надо распределять, и большая часть его, естественно, всплывает на рынках, и кто-то уже делает свой первый бизнес...

Чтобы хоть как-то облегчить нехватку товаров народного потребления, на многих предприятиях открывают непрофильные производства. Два таких цеха появляются на ВАЗе; «Волгоцеммаш» производит мебель, отопительную аппаратуру, хрусталь. Все еще властвующий горком КПСС указывает на необходимость производства сложной бытовой техники, но до этого не доходит – горисполком не дал предприятиям нужного финансирования, а без денег программа снабжения своих работников своими товарами осталась в основном на словах. Впрочем, заводы и без того все больше превращаются в промышленные придатки собесов.

В городе растет преступность, особенно уличная. Наиболее популярный вид преступлений зимой – срывание меховых шапок. Учащаются разбои и грабежи, намного больше становится «бытовухи», пьяных драк. «Заказных» убийств в 1990-м, кажется, еще не было, во всяком случае не было громких. Несомненно, первые преступные сообщества уже начали формироваться, однако официальная пресса предпочитает хранить молчание, ограничивая криминал бытовыми преступлениями и заметками «из зала суда».

При этом изрядная часть общественной мысли направлена как раз на обсуждение проблем экономики и выхода из кризиса. Популярен переход предприятий на разные модели хозрасчета, муссируется идея необходимости свободного рынка, на словах и в печати поддерживается кооперативное движение и создание малых предприятий, в моде словосочетание «арендные отношения». Чрезвычайно активно обсуждается в городе предложенная заместителем начальника производственного управления ВАЗа Львом Голясом программа «двухэтажной экономики» при переходе к рынку. Суть последней – стопроцентная отработка предприятиями государственного заказа и свободная продажа всего, что произведено сверх плана.

На деле же кооперативы не играют серьезной роли в экономике города и все чаще занимаются совсем не той деятельностью, что предписана в их уставах. Произведенные кооперативами товары и услуги продаются намного дороже государственных расценок при зачастую невысоком качестве. Это вызывает растущее раздражение потребителя, потерю спроса, вследствие чего кооператоры все больше уходят от производства и занимаются обычной перепродажей. Хозрасчет тоже не явился панацеей от экономических бед – объемы производства падают, предприятия залезают в долги. В 1990 году почти все химпредприятия: СК, «Куйбышевфосфор», ВЦМ, ТоАЗ, КТЗ, а также мясокомбинат, обувная фабрика и ряд других производств – становятся должниками, срывая поставки продукции по договорам. К середине года в должниках по поставкам – каждое четвертое предприятие города.

Программу «двухэтажной экономики» Голяса будут обсуждать еще несколько лет, и не только в Тольятти, но так никогда и не введут. А на выборах в Совет РСФСР популярного экономиста Л. Голяса во втором туре с большим отрывом победит генерал Б. Тарасов, начальник политуправления Приволжско-Уральского военного округа. Вместе с ним от Тольятти депутатами Российской Федерации становятся первый секретарь горкома КПСС Ю. Фадеев, врач-психотерапевт В. Макаров, комсомольский лидер Н. Брусникин и работник Минмонтажспецстроя Д. Васильев.

Выборы 1990 года оказались первыми демократическими и последними «девственно чистыми». Из «черного пиара» отмечена разве что пасквильная листовка в адрес кандидата Н. Брусникина, однако до имиджмейкеров, рекламных кампаний, компромата и «диких» денег еще далеко.

Огромное количество депутатов в местные Советы пришлось избирать в три этапа, но в конце концов горсовет 21-го созыва и райсоветы все-таки укомплектовали. В народные избранники, как и следовало ожидать при отсутствии опыта у народа, попало немало случайных людей и одиозных личностей (так, например, депутатом горсовета был избран гражданин, построивший свою кампанию на том, что он готов и хочет быть генеральным директором ВАЗа, но нужно сначала заставить работающего директора В. Каданникова научить этого гражданина, как управлять заводом). Однако оказались в горсовете и серьезные специалисты (например, руководитель АВТОВАЗБАНКа финансист П. Нахманович, врач В. Гройсман), и большинство активистов новой, демократической «генерации» – как из КПСС (И. Антонов, А. Дроботов, В. Шемякин и др.), так и беспартийных (А. Кирюшин, В. Иглин, С. Алферов, В. Жуков и др.). Первый состав нового горсовета и райсоветов, несомненно, повлиял на все дальнейшее формирование политической элиты города, но основной проблемой советской власти оказалось полное неумение депутатов что-либо профессионально решить. Многолюдство органов представительской власти и неопытность впервые попавших в серьезную политику активистов на первых порах зачастую приводили к курьезам (вроде требования полной и дословной публикации всего, что происходит на сессиях горсовета) и к бесконечным спорам между депутатами.

Председателем горсовета избирают Игоря Антонова. Председателем Автозаводского райсовета – Николая Брусникина. Председателем горисполкома утверждают Бориса Микеля, главой Автозаводского райисполкома становится пришедший с ВАЗа Сергей Жилкин.

В числе первых решений новой власти – создание собственного печатного органа, газеты «Площадь СВОБОДЫ» (редактор – В. Шемякин) и борьба за перенос из городской зоны складов сильнодействующих ядовитых веществ, принадлежащих ТоАЗу и Волжскому автозаводу. Экологические проблемы в 1990 году вообще актуальны как никогда ранее: тема недопустимости загрязнения окружающей среды только начала распространяться в обществе, и многие активисты пришли в политику как раз под знаком борьбы за чистоту природы. Поэтому заниматься экологическими проблемами горсовету придется упорно и постоянно. Иногда даже успешно.

Сразу после выборов в Советы начинается новая кампания – на этот раз выборы делегатов на XXVIII съезд КПСС. Дело партийное, но обсуждается тоже всенародно – влияние КПСС все еще сильно.

В городе в течение 1990 года создается множество общественных организаций и движений – политических, культурных, экологических, национальных. Еще до выборов в Советы создано Объединение демократических сил Тольятти (ОДСТ). «Неформалы», как скопом называют общественность, не желающую действовать в рамках КПСС, проводят множество митингов и заседаний, но все это по большей части имеет смысл лишь до выборов – после них активность населения в подобного рода мероприятиях начинает спадать. В людях копится разочарование и раздражение бесполезной говорильней. Историческое событие, о котором мечтали сторонники многопартийности, – официальное появление в городе в июне первичной организации социал-демократической партии РСФСР – не вызывает уже почти никакой общественной реакции.

К лету Тольятти достигает ширящаяся по стране идея возвращения городам и улицам названий, отмененных коммунистами. В умах тольяттинцев идея будет бродить еще несколько лет, однако, в отличие от Москвы и Самары, у нас переименований практически не произойдет (после долгих споров лишь улица Жданова превратится в улицу Ларина). Против замены «Тольятти» на былое «Ставрополь-на-Волге» высказывается большинство горожан. Примерно в это же время начинается «местечковый сепаратизм» – часть городских депутатов требует придания городу Тольятти статуса республиканского подчинения, дабы ничем не делиться с Самарой, а еще более радикальная группа требует выделения Автозаводского района в отдельный город. Оба движения успехом не увенчались.

В Автозаводском районе планируется постройка первого православного храма. Изначально представители духовенства просят выделения места под храм в парке Победы. Просьба встречает множество противников как во власти, так и среди самой активной части населения – пенсионеров. В конце концов храм будет заложен на пустыре 32-го квартала между ул. Революционной и Юбилейной – взамен предполагавшегося молодежно-культурного центра. На том же пустыре позже возникнут вещевой рынок и пивбар...

Весной на бульваре Ленина открыта Центральная библиотека. Весь год идет яростный спор вокруг постройки на этом бульваре МЖК – жителям близлежащих домов не нравится проект застройки. В результате вместо предполагавшегося комплекса будут построены лишь два дома, а идея МЖК к тому времени тихо скончается.

На ВАЗе советы трудовых коллективов – плод демократизации и прошлогоднего забастовочного движения – требуют права назначать администрацию. Практически роль СТК во многом сводится к дублированию профкомов. Летом ВАЗ подписывает крупнейший за 20 предыдущих лет договор о сотрудничестве с зарубежным партнером – «Дженерал Моторс» – о поставке современных узлов и систем электронного впрыска топлива. Генеральный директор автозавода Владимир Каданников представляет экономическую программу, позволяющую удовлетворить растущие требования рабочих по зарплате и социальным льготам. Согласно программе требуется до конца года произвести дополнительно 10 тысяч автомобилей и запчастей на 15 млн рублей. Программа «10+15» принимается, тут же повышают зарплаты, улучшают рабочее снабжение, создают дополнительные льготы. Однако даже с введением субботников и дополнительных смен программа к концу года будет выполнена едва на треть.

В Автограде открывается профессиональный театр-студия ВАЗа. Город проводит несколько театральных и музыкальных фестивалей всесоюзного уровня, весной-летом проходят крупные рок-акции «ВОЛРОУ-90» и «Рок чистой воды», художественная выставка «Неизвестный авангард». Впервые празднуется День Земли, предпринимаются первые попытки создать «Тольяттинский Арбат». Популярен афоризм «Тольятти – город, где в перерывах между фестивалями делают автомобили».

Досуг горожан заполняют открывающиеся повсеместно видеосалоны. Идеологи КПСС и деятели культуры совместно озабочены «крайне низким уровнем» показываемых фильмов и повальным интересом народа к этому уровню. Чтобы прекратить «разгул порнографии, ужасов и насилия», власти создают худсоветы, призванные контролировать репертуар видеосалонов. Борьба за нравственность получается неуклюжей, позорной и малоэффективной, проблема же в течение ближайших лет снимется сама собой – видеосалоны отомрут, когда видеотехника станет доступной каждому.

С начала августа по причине постоянных дождей и всеобщего бардака в области объявляется чрезвычайное положение по уборке неожиданно обильного урожая. От предприятий требуют выделения транспорта и людей, от администрации – увеличения сельхоззакупок в обязательном порядке. Население привлекают возможностью бесплатного получения овощей и зерна. Отчаянной штурмовщиной часть урожая удается убрать до холодов, часть так и сгниет на полях.

7 августа происходит крупная авария на насосной станции Автозаводского района. Полтора миллиона кубометров неочищенных стоков уходят в Куйбышевское водохранилище, из них около 500000 кубов – собственно «хозфекальные стоки». В отравленном водохранилище и ниже плотины запрещено купание, Автоград на несколько дней отключен от питьевой воды. В Самаре «зеленые» объявляют «День какашки» и на митинге матерят тольяттинцев, издевательски награждая город «за весомый вклад в убийство природы». ЧП довольно быстро ликвидируют, однако выявляется серьезная проблема – очистные не справляются с обработкой всей необходимой району воды, поэтому воды на верхних этажах многих домов Нового города не будет еще несколько месяцев. Для безаварийного водоснабжения необходима постройка дополнительного коллектора сточных вод, средств хватает в обрез только на строительство такого коллектора через Федоровку, но жители Федоровки резко против строительства. Проблема уходит на следующий год.

Осень и зима ознаменованы митингами и забастовками. Первыми протестуют медики, требуя реформ в медицине и повышения зарплат. За ними следуют учителя, потом бастуют транспортники. Горсовет и горисполком стараются изыскать какие-то средства, чтобы хоть частично удовлетворить выставляемые требования, но каждый компромисс ведет к новой волне митингов.

Город увлечен Кашпировским и «лечением без лекарств». В течение года великий «психотэрапэут» несколько раз приезжает в Тольятти с сеансами. Впрочем, тольяттинцы имеют и собственного целителя – депутат-психотерапевт Василий Макаров успешно собирает полные залы страждущих. В моду входит сахаджа-йога. Солидные дамы исполкомовских кабинетов одухотворенно медитируют, сбрасывая свои грехи Шри Матаджи.

Одновременно со всем этим почти незаметно происходят важные для грядущих лет события. При «АВТОВАЗтехобслуживании» возникает первое в городе акционерное общество. 11 июля открывается страховая компания «Астро-ВОЛГА». 19 сентября получает лицензию на международную деятельность Промышленно-коммерческий АВТОВАЗБАНК. 26 сентября учреждена Самарская региональная биржа. В ноябре под руководством Л. Чикишева создан городской комитет приватизации собственности. С акцентом на социальное развитие города учрежден коммерческий «Ладабанк». На ВАЗе заместитель генерального директора Александр Ясинский разъясняет СТК преимущества акционерной формы собственности...
Будущее легального тольяттинского бизнеса закладывалось уже в этом смутном, насквозь политизированном и во многом бестолковом году.

© ПремьерЭксперт, 1999-2017
тел. (8482) 933-477
Информация на сайте не является офертой