События

«Жигулевская долина»: будущее уже здесь

Интервью директора УК технопарка – ГАУ СО «Центр инновационного развития и кластерных инициатив» – Дениса Жидкова

Кто, если не мы

Интервью директора тольяттинского филиала «БКС Премьер» Вячеслава Георгиевского о том, как самостоятельно накопить на достойную пенсию

Медиахолдинг номер один

Интервью руководителя "Лада-Медиа" Ирины Денисовой

Вкус Италии

Интервью с владельцем ресторана итальянской домашней кухни Osteria Mario Дмитрием Пилёвиным

Легенды спорта. Восхождение

28 октября в ДС "Мегаспорт" (Москва) прошло уникальное шоу четырехкратного Олимпийского чемпиона Алексея Немова

Журнал "ПремьерЭксперт"

Журнал "ИДИ. Движение молодых"

Журнал "Моё дело"

Журнал

 

 

Молодежный портал ИДИ

28.06.2017

Стабильность и порядочность – основы успешного бизнеса

Интервью с основателем и владелецем бренда «Папа Пекарь» Александром Михайловичем Липиным

Российский бизнес празднует в этом году свое 30-летие. Основатель и владелец бренда «Папа Пекарь» Александр Липин из числа «пионеров» отечественного предпринимательства. Он не только успешно развивал собственный бизнес, осваивая самые различные сферы, но и помогал начинающим бизнесменам Тольятти в начале 90-х годов, параллельно растя себе достойного преемника, директора сети пиццерий «Папа Пекарь» Михаила Липина.

– Александр Михайлович, что под- толкнуло вас открыть собственный бизнес? С каким багажом вы пришли к этому решению?

– В первую очередь, огромное желание жить по-новому. Тогда об этом мечтали все, но лишь немногие решались. Тех, кто рискнул, можно разделить на три категории. Первая – это те, кто уже добился определенных успехов в работе, сделал карьеру, имел опыт управления людьми. Им было уже тесно в рамках, навязанных советской экономикой. Вторая категория – те, кто, как в популярном тосте всех времен, мечтал, «что-бы у нас всё было и нам за это ничего не было». Они тоже хотели большего, но раньше просто боялись рисковать, так как отсутствовала какая-либо законодательная база. Третья категория людей, активно переходивших в разряд предпринимателей, – это подпольные бизнесмены – фарцовщики, картежники, цеховики. Они просто хотели выйти наружу, отмыть деньги и легализовать свой бизнес.

Я относился к первой категории. На момент, когда решил стать предпринимателем, я уже реализовал себя в торговле, пройдя путь от экспедитора до директора магазина. Но этого мне было мало, душа требовала свободы и творчества. В итоге за 30 лет предпринимательства у меня было немалое количество бизнесов: производство сладкой ваты и обувных распорок, грузовые перевозки, деревообработка, различные виды торговли, складское хозяйство, туризм и др. Текущий проект, которым я занимаюсь последние 15 лет, связан с пищевой промышленностью. Его я подготовил в США, предположив, что он будет востребован в России. Каким будет следующий проект, я пока не знаю.

– Главные трудности, с которыми столкнулись на протяжении карьеры?

– У меня вообще не было как таковых трудностей. Понимаете, Господь всегда дает испытания по твоим силам. Я жив, здоров и счастлив. Во многом я обязан этим моей работе, которая меня питает. Естественно, на моем пути были определенные перипетии, сложности, но без этого никак. Ребенок же тоже, когда начинает ходить, сталкивается с некими трудностями. Однако в моей бизнес жизни никогда не было ничего такого, что подвигло бы к решению остановиться и не заниматься более собственным делом.

– Насколько вам в построении бизнеса в нашей стране помог зарубежный опыт?

– Мне очень сильно помог зарубежный опыт ведения бизнеса, который я получил в 1993 году в США в Школе международного бизнеса, совместном проекте МГИМО и института Джорджа Вашингтона. Именно он позволил мне взглянуть на все с другого ракурса. Американцы объяснили мне, что бизнес на самом деле – примитивная вещь. Вся конкуренция в Америке построена на простом принципе – «копируй и делай чуть-чуть лучше». Там же я научился большей осторожности. Бизнесмены в Штатах никогда не бегут впереди паровоза. Прежде чем что-то сделать, много раз подумают.

– В чем, на ваш взгляд, заключается разница между предпринимателями первой волны и теми, кто приходит в бизнес сегодня?

– Прежде всего, существует огромная разница в условиях для бизнеса тогда и сейчас. Тридцать лет назад мы шли практически вслепую, ведь у нас не было ни законов, ни опыта, ни денег. Все держалось на собственной харизме и энтузиазме. Сегодня же люди приходят в бизнес на все готовое. Нужны знания – пожалуйста, к вашим услугам сотни учебных заведений, различных семинаров, тренингов.

Нужны деньги – обращаетесь в любой банк, фонд или даже к государству. Нужна дополнительная информация или услуги – не вопрос, вы без труда найдете поставщиков, транспортную компанию, юристов и т.д. Даже если нет идеи для бизнеса, ее можно просто купить. Но есть еще и большая разница в самих людях. Мне кажется, что то поколение предпринимателей было поколением мотиваций и амбиций. Это сейчас уже никого не удивишь иномаркой, брендовой одеждой или отдыхом за границей. А тогда, в начале 90-х годов, нам все было в новинку. При этом мы стремились не просто заработать на какие-то вещи, а покорить весь мир. Перед нами было непаханое поле возможностей, и от этого захватывало дух, как перед прыжком с моста. Нам хотелось успеть сделать все, добиться чего-то большего, открыть новые горизонты. Большая же часть предпринимателей начала 2000-х – поколение людей с амбициями и претензиями, которые хотят получить все и сразу, но при этом прикладывая минимум усилий.

Радует, что в настоящее время появилась категория молодых активистов, которые хотят и готовы работать. К ним относится и мой внук, заканчивающий третий курс Высшей школы экономики. К сожалению, есть и те, кто не понимает значения выражения «цеховая солидарность», смысл которого в том, что нельзя плохо говорить о коллегах только потому, что они просто другие. В нашем городе до недавнего времени конкуренты никогда не поливали друг друга грязью. Но теперь на рынке появились приезжие компании, которым чужда та самая солидарность. Своим поведением они подают дурной пример начинающим предпринимателям.

– Что, по-вашему, является самым важным для человека, семьи, экономики и политики?

– Стабильность. Когда ты с ней сталкиваешься, она вселяет в тебя уверенность. Все должны жить по определенным правилам. Когда люди их нарушают, прибегая к своим каким-то понятиям, – это вносит дисбаланс в общую картину мира. Мне очень повезло в жизни: стабильность для меня выразилась в самом главном – в преемственности. У меня сын, которым я горжусь. Я знаю, что он порядочен и точно знает, что такое «цеховая солидарность». Лично в его адрес и в сторону нашей компании в последнее время было сказано немало неприятных слов, но он ни разу не вступил в полемику. По жизни он придерживается простой позиции: «Собака лает, караван идет». Приятно, что Михаил взял из нашего рода самое главное – порядочность и честность.

– Когда вы поняли, что хотите ввести в семейное дело своего сына?

– Об этом мечтает каждый родитель. Но крайне редко совпадает, что ребенок вырастает с желанием стать преемником твоего бизнеса. Мне повезло в этом отношении. Однажды я сказал: «Знаешь, сын, я из семьи простых рабочих. Ты видишь, кем я стал и какой произошел отрыв между ними и мной. Я бы очень хотел, чтобы ты повторил или превзошел мой опыт – оторвался от меня настолько же или больше, чем я ушел от своих родителей». И знаете, он принял мой вызов.

– Михаил, вы – ровесник отечественного предпринимательства. Расскажите, как происходило вливание в семейный бизнес?

– Вливание в бизнес для меня началось еще в 10 классе. Мы раздавали листовки и организовывали дегустации пиццы в супермаркетах. После института, параллельно учась в аспирантуре, я приступил к работе на производстве, начиная с тестового цеха центральной фабрики-кухни. За несколько лет изучил большинство процессов работы предприятия. Приобретенный разносторонний опыт оказался очень ценным, ведь когда ты как руководитель знаешь досконально любой внутренний процесс, то у тебя всегда есть аргументы, как надо делать правильно.

Три года руковожу компанией в должности директора. И хочу сказать, что девять лет управленческой подготовки не сравнятся даже с шестью месяцами в руководящей должности. Потому что когда ты оказываешься в контактном, а не в теоретическом менеджменте, ты приобретаешь совершенно другой опыт.

С тобой происходит профессиональная деформация личности, заставляющая перешагивать через свои принципы ради блага системы. Первые два года занимался изменением внутренней ситуации на предприятии, выстраивал систему работы, чтобы «бизнес-машина» шла без сбоев. В этом году мы сконцентрируемся на маркетинге и восстановлении былых позиций на тольяттинском рынке в связи с обострением ситуации в экономике города и ужесточением конкурентной среды.

– Какие пути развития компании видите в будущем?

– Стратегическое развитие нашего предприятия и бизнеса в целом я вижу в пищевом производстве для сектора B2B (продажи не конечному потребителю, а бизнесу – магазинам, ресторанам и т.д.). Ресурс фабрики-кухни позволяет нам воплотить в жизнь массу проектов. Эта бизнес-модель не быстрая, но это хороший фундаментальный актив для наших будущих поколений.

© ПремьерЭксперт, 1999-2017
тел. (8482) 933-477
Информация на сайте не является офертой